учитель музыки

Почему мне нравится работать в школе

 

Работа, приносящая положительные эмоции и дающая чувство уверенности в себе и завтрашнем дне, безусловно, окрыляет. Относится ли к таким, бесконечно положительным во всех отношениях, видам трудовой деятельности работа в школе? Думаю, что нет. В моём случае всё сложнее…

«Умный любит учиться, а дурак - учить», - утверждал Булат Окуджава. Очень точное наблюдение! Касается ли оно отечественных педагогов? Сам Булат Шалвович тоже «вышел из педагогической шинели». Думаю, что великий бард имел в виду не учителей, вернее, не учительство, как профессию. Его поэтический диагноз шире узких профессиональных рамок. И всё же, почему большинство российских учителей, будучи людьми  умными и образованными, спешат каждый день в школы, входят в классы, где собраны далеко не «сливки общества», и  стремятся вложить в души своих учеников не только знания, но и духовные и нравственные понятия, определяющие облик нашей цивилизации? За весь педагогический цех ответить на этот вопрос не берусь. Попробую дать ответ только от своего имени.

И так, школа – место работы вот уже на протяжении почти тридцати лет. Счастлив человек, который не меняет места своей трудовой деятельности. Я к разряду таких счастливчиков не отношусь. Разные школы были в моей жизни.

Была та, куда я пришёл в новенькой школьной форме и впервые сел за парту (да, за настоящую парту с откидывающейся крышкой!). Видимо мне повезло и большинство учителей, входивших в мой класс, вызывают, в основном, яркие, тёплые воспоминания. Школа №3 города Чернигова была одной из лучших, чего нельзя сказать обо мне, как об ученике. Уроки занимают большую часть времени, проводимого ребёнком в школе, но в школе моего детства были упоительные вечера подготовки к школьным праздникам, капустникам и тематическим мероприятиям. Мои учителя не торопились после уроков домой, проводя с нами львиную долю своего свободного времени. Уже тогда, в семидесятых, я понял, что педагог – человек, щедро отдающий себя своим подопечным. Думаю, что открыв двери школы в качестве учителя, я помнил,  счастливые лица тех, кто показал мне пример Служения в нашей профессии. «Служить бы рад. Прислуживаться тошно», - бросал хлёсткую фразу герой бессмертной комедии Грибоедова. Так вот, в школе учитель служит, а не прислуживает, и это даёт совершенно непередаваемое ощущение  чувства собственного достоинства – достоинства человека и гражданина. Может быть, именно в этом заключается «секрет» любви к профессии?

Ещё одна школа в моей жизни – музыкальное училище, где впервые пришлось определяться с профессией. В восьмидесятые годы ХХ века  будущих профессиональных педагогов-музыкантов готовили основательно. До сих пор вспоминаю свою педагогическую практику. В школе, где я целый учебный год применял полученные в аудитории знания по методике, педагогике и психологии, не было класса с фортепиано, и я ездил на практику «с гитарой под полою». Помню, очень волновался, впервые проводя урок. Оказалось, что гитара помогает создавать очень доверительную атмосферу в классе. Практика, как говорится, заладилась. В тёплое время года ребята встречали меня, спешащего с троллейбусной остановки, в школьном дворе и с криками: «Пеник идёт!» провожали своего юного учителя до класса. Такое не забывается, и, кто знает, может быть, эти воспоминания студенческой поры оказались главным «за» во время принятия решения пойти работать в школу…

После службы в Советской Армии в моей жизни была детская музыкальная школа. Располагалась она в посёлке Любеч. ПГТ – не город, скорее большая и относительно благоустроенная деревня. А в деревне все на виду, в том числе и учителя. Халтурить не получается – стыдно! Нужно сказать, это особое чувство быть честным тружеником (иногда даже вопреки своим желаниям). И Любечская ДМШ подарила мне радость честного труда. Да, трудиться на совесть можно и нужно везде, но в моём случае «условный рефлекс» выработался именно в школе.

Особое место в личной педагогической биографии занимают школы на Крайнем Севере. Мои «севера» начинались в Якутии и Магаданской области. Там учитель не просто школьный чиновник. Учитель в якутских сёлах и золотодобывающих посёлках на Колыме носитель культуры и цивилизации. Вольно или невольно, но приходилось соответствовать. Ни в училище, ни в консерватории нам не говорили о «событийной педагогике», но когда удавалось увлечь детей какой-то идеей или занятием, многие школьные проблемы исчезали сами собой. Быть «мотором заинтересованности» - вот ещё один «плюс» в оценке выбранной когда-то на всю жизнь, профессии.

В начале девяностых моя Alma Mater, Черниговское музыкальное училище стало местом работы. Сколько же потов сошло с молодого преподавателя во время подготовки к занятиям! Работая с пятнадцатилетними студентами индивидуально и в группе, понял, как здорово ощущать непосредственную пользу от своей каждодневной деятельности. Профессиональный и личностный рост учеников проходит заметнее именно в средних профессиональных учебных заведениях. Это настоящее счастье следить за успехами тех, кого ты научил профессии. Среди моих выпускников актёры и музыканты, педагоги и руководители концертирующих коллективов. Особую гордость вызывает ученик, сменивший меня у дирижёрского пульта хора Свято-Воскресенского храма Чернигова. В трудные минуты, которые всегда бывают у каждого учителя, я вспоминаю именно о нём – своём полпреде в искусстве. Как же не любить такую работу...?

В «нулевых» годах, снова оказавшись на Севере, я пошёл в общеобразовательную школу, «заболев» педагогической технологией «вторичного проживания» профессора Новосибирского института повышения квалификации учителей и педагогических работников Л.П.Масловой. Уйдя из уютного мира детской школы искусств в бушующее образовательное море средней школы, окончательно понял, что моё место именно там – у классной доски, рядом с детьми, которых ещё надо убедить, что без искусства жизнь превращается в «цепочку биологических процессов», а личность постепенно нивелируется.

Легко ли сегодняшнему учителю музыки в общеобразовательной школе? Думаю и чувствую, что лёгким наш труд не назовёшь. Но, работа в современной школе понуждает педагога к самосовершенствованию. Понуждает даже вопреки собственным желаниям. За эту возможность развиваться, слыша души своих учеников, чувствуя, как меняются дети, встречаясь с искусством, я бесконечно благодарен своей профессии.

Мне очень хочется, чтобы школа стала главным воспоминанием в жизни моих учеников. Воспоминанием радостным и счастливым. Воспоминанием, определяющим решения, поступки и даже жизненный путь. Самонадеянно? Возможно. Но с другими установками в школу и не стоит приходить. Я так думаю…

Как правило, рассуждая о своей профессии, учителя обязательно говорят о любви к детям. Это стало каким-то ритуалом. Любовь к своим ученикам – чувство не врождённое. Не вспыхивает оно и «с первого взгляда». Любовь к детям приходит с годами работы. Это как если бы женился по расчёту, а оказалось, что по любви. С самой профессией тоже так – в юности трудно сразу понять, где твоё Призвание, но я верю, что Творец благосклонен к учителям, приводя каждого туда, откуда уже невозможно уйти, туда, где радость Служения перевешивает истерзанные нервы и бесконечное бумаготворчество, туда, где жизнь и работа обретают сакральный Смысл. Скажите, разве можно не любить работу, посланную тебе свыше?

Почему мне нравится работать в школе?  А почему нам нравится жить? Сегодня понятия школа и жизнь для меня стали равноценными – одно без другого невозможно…