учитель музыки

Живой классик - любимый писатель Юрий Поляков

« Назад

20 Марта 2017

   Сегодня, когда чтение всё более становится уделом узкого круга интеллектуалов, а цены на хорошие книги постепенно сравниваются со стоимостью элитного алкоголя, как-то не совсем удобно говорить о литературе вообще и любимом писателе в частности. У нас на слуху всё больше имена кинорежиссёров и телезвёзд, эстрадных див и политических скандалистов. Тем не менее, осмелюсь рассказать о писателе, чьи книги, театральные пьесы и публицистические статьи много лет помогают мне осмысливать действительность, не теряя чувства юмора и вкуса к жизни, заряжая положительной энергией веры в человека, рождённого и выросшего в поле русской цивилизации…
    Речь пойдёт о Юрии Михайловиче Полякове – «последнем советском писателе», как назвал его однажды Сергей Михалков. По-разному можно открыть для себя автора произведения искусства: гениальная песня, вдруг, совершенно случайно, зазвучит из динамиков машины такси, фильм, мгновенно поражающий душу  пронзительностью сюжета и неповторимой игрой актёров, явится тебе в  результате нечаянного нажатия кнопки телевизионного пульта, а книга автора, берущего читателя в плен с первых страниц, попадётся на книжной полке заштатного сельмага, куда ты зашёл в поисках «чтива», помогающего скоротать время до отправления ближайшего автобуса, который повезёт тебя, предстоявшего пред ясными начальственными очами, к семье и дому.
   Со мной, почему-то, чаще всего всё именно так и происходит. Во всяком случае, с книгой Юрия Полякова, ставшей одной из любимейших, я познакомился, когда томился в ожидании автобуса «Сунтар-Тойбохой», в бытность моей работы в Якутской АССР, ныне носящей гордое название Саха-Якутия. Небольшой рейсовый «ПАЗик» останавливался как раз напротив книжного магазина, вернее книжной лавки, где среди обильно представленных материалов последних партийных пленумов и съездов, одиноко лежала стопка маленьких, карманного формата, книжек в тёмно-синей обложке. Другой художественной литературы в этом очаге книгопечатной культуры мне найти не удалось и я, буквально за копейки (было же такое время!), приобрёл издание с милым сердцу любого педагога названием: «Работа над ошибками». Автобус, неспешно перевозивший пассажиров по грунтовой таёжной дороге, ожидался не ранее чем через час, и я, примостившись на каком-то ящике, благо сентябрьская северная погода баловала теплом,  открыл ещё хрустящую, словно свежеиспечённая сдобная булка, книгу…
   Сам Юрий Поляков говорит, что  книга,  не увлекающая с первых десяти страниц, не стоит читательского внимания.  «Работа над ошибками» увлекала с первых десяти абзацев! Ко времени отправления автобуса я успел буквально проглотить случайно купленный бестселлер. Время в пути пролетело незаметно, так как я всё ещё находился внутри повествования, споря с героями и автором, улыбаясь шуткам, испытывая  непередаваемое ощущение погружения в иную, вроде бы вымышленную, но абсолютно реальную (вот что значит писательский талант!) жизнь. Тем  же вечером, воссоединившись с семьёй, и следуя сложившейся традиции совместного чтения вслух, я начал знакомить жену, с ошеломившей меня своей неповторимой авторской интонацией и стремительно развивающимся сюжетом, повестью.
   Самое интересное, что до «Работы над ошибками» я, всеми правдами и неправдами подписавшийся на журнал «Юность», уже был знаком с прозой Полякова. Но, как говорится, «зацепила» именно повесть о буднях московской общеобразовательной школы. Подняв подшивку дефицитного журнала, я уже «новыми глазами» бросился перечитывать и «ЧП районного масштаба», и «Сто дней до приказа». А потом, в одном из свежих номеров «Юности» был опубликован «Апофегей». И всё, «пропал казак»! Потребность прочитать всё, написанное Юрием Михайловичем, стала приобретать маниакальный характер. И этой «мании» не препятствовали ни удалённость Якутии от культурных центров СССР, ни начавшаяся в 1990-м году работа в Черниговском музыкальном училище, ни свалившаяся на наши головы украинская «незалежнiсть», буквально увешанная националистическими атрибутами сначала «сiчових стрильцiв» Первой мировой, а потом и борцов «з Радянською владою» из рядов ОУН-УПА. Экономно откладывая гривны, я заказывал книжным торговцам с городского рынка любые книги полюбившегося писателя. На дворе стоял разгул «рыночной экономики», и за деньги можно было осуществить любые, а не только книгопечатные, желания и мечты. «Парижская любовь Кости Гуманкова»,  «Небо падших», рассказ «Пророк» и особенно роман «Козлёнок в молоке» стали, наряду с регентским служением в храме, ингредиентами своеобразного интеллектуального эликсира, помогавшего преодолеть безвременье «лихих девяностых». Да, да!  Торжественные и трогательные богослужебные песнопения с целительными для человеческой души молитвенными текстами и книги Юрия Полякова я ставлю в один ряд, потому что и в древних молитвословиях, и в ироничной прозе любимого писателя я ощущаю присутствие особой Силы таланта, Благодати Святаго Духа, который, как известно, «веет, где захощет»…
   С годами мой интерес к творчеству теперь уже Главного редактора «Литературной газеты» нисколько не ослаб. Каждый раз, бывая в Москве, я мчусь на Мясницкую и Новый Арбат, чтобы задать заботливым продавцам-консультантам один и тот же вопрос: - А где у вас тут стоят книги Юрия Полякова? Нет, я не страдаю топографическим кретинизмом! Просто правила современного маркетинга предписывают постоянную смену мест размещения товаров в магазинах. Места расположения книг меняются, но любовь к творчеству Полякова у меня, и, думаю, не только у меня, остаётся неизменной. Вот так, «проездом», в домашнюю библиотеку попали «Замыслил я побег» и «Грибной царь», все три тома «Гипсового трубача» и сборник драматургических произведений Юрия Михайловича.
   О драматургии хочется сказать особо. Мне не довелось «живьём» посмотреть спектакли по пьесам Юрия Полякова. «Homo еreсtus» в блистательной постановке А.Житинкина я увидел в формате телевизионной версии спектакля. Но, должен сказать, что герои сценических произведений Полякова, даже не попав на подмостки, буквально оживают во время чтения каждой пьесы. Оживают настолько, что вызывают реальные зрительские реакции. Совсем недавно, в аэропорту «Внуково», я, сдав в багаж свой объёмистый чемодан и пройдя досмотр на предмет причастности к терзающему мир терроризму, уселся в зале ожидания вылета, раскрыв свежеизданную комедию Полякова «Чемоданчик». Буквально через пять минут я начал посмеиваться, затем громко хохотать. Через полчаса, сам того не желая и не замечая, я буквально разогнал целый ряд пассажиров, не сумевших терпеливо дождаться своего рейса рядом с неадекватным читателем. Правда, это пассажиры думали, что я читатель, а я-то, на самом деле, в этот момент был уже зрителем, бурно реагирующим на каждый сюжетный поворот и острую сатиру драматурга-комедиографа…
   Сейчас я читаю сборник публицистики любимого автора.  Книгу стоило купить только из-за её названия: «Перелётная элита»! Более ёмко-саркастического и прицельно-беспощадного определения поколения  менеджеров-управленцев современной России невозможно представить. Прочитав буквально три страницы, понял, что без карандаша в руках «встреча с писателем» не удаётся. «Чужой жемчуг считать неприлично, даже если его выловили из твоих пустых щей», - ну как не подчеркнуть, чтобы обязательно запомнить, такую блистательную фразу?! А вот слова действительно страшно актуальные в  дни «победившего национализма» в некоторых соседних странах: «От майдана до Майданека всего шаг». И, хотя Юрий Михайлович  максимально облегчил «работу с цитатами», издав книги «Бахрома жизни» и «Юрий Поляков от «А» до «Я»,  не могу я отказать себе в удовольствии «карандашной работы» с первоисточником!
   Надо ли говорить, что любая экранизация книг Юрия Полякова вызывает в моей семье неподдельный интерес? Но, вот тут-то блестящего прозаика, яркого драматурга и блистательного публициста ожидал подвох в проявлении  «режиссёрского видения» и «продюсерской воли». К настоящим кинематографическим удачам могу отнести только фильмы «Апофегей» и «Козлёнок в молоке». Думаю - это не беда. Во-первых, смею предположить, что гениальное экранное прочтение романов Юрия Михайловича ещё впереди, а, во-вторых, экранизация литературных произведений всегда вторична. Читайте  книги Полякова, и вы, погрузившись в эту действительно «вкусную прозу», увидите мир ярче и многообразнее, чем любой, даже, безусловно, талантливый режиссёр! Увидите, потому что автор с первых страниц становится вашим собеседником и, главное, другом. Погрузитесь, так как прочитанная фраза воспринимается глубже и острее сказанной…
   Открывайте книги Юрия Полякова, как открывали новые материки и острова отважные мореплаватели и бесшабашные авантюристы. Наслаждайтесь образным, неповторимым языком этого писателя. Черпайте житейскую и философскую мудрость парадоксальных сюжетов и мыслей его литературных героев. Наконец, проводите время в обществе умного, интеллигентного, ироничного человека и живого классика - Юрия Михайловича Полякова!


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль:
запомнить