учитель музыки

Проникновенный голос Франции

« Назад

04 Ноября 2015

   Удивительное это явление - песня! Одни поют могучими голосами, буквально сотрясающими стены, а другие почти рассказывают песни, стараясь не удивить своих слушателей вокальной мощью, диапазоном и продолжительным певческим дыханием, а донести к сердцам и душам содержание и смысл исполняемого произведения. Среди таких "непевческих певцов", в одном ряду с К.Шульженко и М.Бернесом мы вспоминаем и французского певца и актёра Джо Дассена. Его небольшой, но приятный голос говорил с нами о жизни, где есть место радости и горю, счастью и печали, веселью и возвышенной грусти...
   Джозеф Айра Дассен (тогда Да́ссин) родился 5 ноября 1938 года в Нью-Йорке  в семье актёра  еврейского театра, в будущем известного кинорежиссёра Жюля Дассена  (тогда Джулиус Дассин) и скрипачки Беатрис Лонер-Дассен. Дед Дассена по отцовской линии — Сэмюэл Дассин — эмигрировал в США из Одессы; дед по материнской линии — доктор Луис Лонер — из Бугача,  ныне находящегося на Украине.
   Отец будущего шансонье симпатизировал левым партиям, в том числе и коммунистам. Это обстоятельство привело к тому, что в 1949 году семья Дассенов была вынуждена эмигрировать во Францию, так как в "оплоте демократии" США, с "благословения" сенатора Маккарти, началась знаменитая "охота на ведьм", то есть преследования инакомыслящих.
   Именно в Европе начинается увлечение Джо музыкой. Он не попадает под, захлестнувший мир, поток рок-н-ролла — наоборот, вместе с Аленом Жиро они слушают и исполняют дуэтом песни Жоржа Брассена. Тогда Джо и берет в руки гитару. Позднее им в голову приходит идея петь в кафе в студенческом кампусе, и это приносит им 50 долларов за уик-энд. В то время вряд ли кто-то мог предположить, что Джо станет певцом, но он настойчив: «Я всегда любил заключать самые невероятные пари, я всегда хотел добиться своей цели». Ещё будучи ребёнком, Джо часто упражнялся с лассо, чтобы достать желаемый предмет — эти упражнения очень пригодились ему позднее. В то время как американская музыка быстро «электрифицируется», эти двое французов стали первыми, кто донес поэзию Брассенса под музыку «обычной» акустической гитары до американских жителей университетского городка. Выступления приносят им скорее удовольствие, чем реальный доход, и, чтобы не зависеть от родных и их поддержки, Джо приходится подрабатывать во время учёбы, как и большинству американских студентов. В течение шести лет он вечерами подрабатывает мусорщиком, мойщиком посуды, барменом, работает водителем грузовика, доставщиком товаров на дом, проводит психологическое тестирование. Одновременно Джо пишет новеллу «Wade in water», которая получает вторую премию на национальном конкурсе. Кроме того, с песнями Брассенса Джо выступал в нескольких кафе в Детройте, Чикаго и Кливленде.
   В 1963 году Джо встречает Мариз Массьера. Молодые люди начинают жить вместе в доме матери Джо. Это временное решение, но влюбленные пока не думают об этом. Джо пишет новеллы, которые публикуются в прессе и дают ему неплохой доход.
   В 1964 году Джо записывает свою первую гибкую грампластину. Мариз приносит диск в офис CBS. После прослушивания любительская запись вдруг стала предметом серьёзных размышлений. Никому не известный молодой певец обладает бархатным голосом, оригинальной манерой исполнения и несомненным чувством ритма. В кампании заинтересовались начинающим вокалистом, но Джо не собирался становиться певцом! Он начинал делать карьеру актёра и режиссёра. Кино властно притягивало молодого человека, но подруга возлюбленной актёра Катрин Ренье уговаривала Джо записать несколько песен. В конце-концов, он сдался и согласился записать диск, просто чтобы посмотреть, что из этого выйдет. За несколько дней до Рождества Джо подписал контракт. 26 декабря Джо начал работать в студии с оркестром Освальда д'Андреа, и записал четыре песни для супер-45 пластинки в глянцевом конверте. Две из них — французские версии американских песен, две другие написаныЖан-Мишелем Рива и Франком Тома. Позже сотрудничество этих молодых талантов с Джо станет легендой. Все было сделано очень быстро, так что Джо за работой поверил в свою «счастливую звезду».
   «Моя работа, — вспоминал о профессиональном дебюте, став уже зрелым исполнителем Дассен, — позволяет видеть людей с лучшей стороны: приходя на концерт, человек на какое-то время становится ребёнком, потому что он приходит отдохнуть и помечтать немного… Меня привела к песне именно любовь… Я записал свой первый диск, чтобы понравиться девушке, в которую был влюблён…», - вспоминал позже певец.
   Нужно сказать, что успех не торопился к начинающему певцу - его песни почти не исполнялись на радио. 21—22 октября 1965 записывается третья сорокапятка Джо, на ней только обработки, лучшие из тех, что Джо мог получить. Рива написал французские слова для двух бразильских песен, имевших большой успех в англоговорящих странах. 5-9 ноября 4000 экземпляров пластинки поступают в продажу, 19 ноября тиражом 1300 экземпляров выходит сингл, и песни с диска начинают звучать на радио. В итоге диск разошёлся тиражом 25000 копий. Несмотря на то, что одновременно с Джо песню «Guantanamera» записали Нана Мускури и Les Compagnons de la chanson, пластинка хорошо раскупается. Причиной тому хит «Bip-Bip», который принадлежит только Джо, и который часто звучал в радиоэфире. После третьего диска о Джо заговорили, его имя становится известным.
   Параллельно с карьерой епвца развиваются и отношения Джо и Мариз. Джо и Мариз живут вместе, но на все разговоры о свадьбе Джо отнекивается. После одного бурно проведённого вечера, когда Джо напился и заснул в гостинице, Мариз решительно настаивает на свадьбе, и Джо приходится согласиться. 18 января, 1966 года в пять часов вечера, в мэрии 14-го округа Парижа Джо и Мариз женятся. Джо не приглашал никого из своих друзей и родных, и свидетелями свадьбы были его мать Беатрис, сестра Рикки, сестра и деверь Мариз, а также Жан-Мишель Рива, случайно встретивший Джо по пути в мэрию. Вечером Джо напивается до бесчувствия в русском ресторане, где они отмечали свадьбу. Но, несмотря на поначалу негативное отношение Джо к браку, семейная жизнь скоро стала приносить ему удовольствие.
   Вскоре после свадьбы Джо и Жак Пле, которого он окрестил Жако, начинают упорную работу — нужно искать песни, делать обработки, искать музыкантов и студию. Несколько недель поисков дают четыре англо-саксонских и одну американскую песню («You Were On My Mind»), переведенную Рива, который написал ещё и «Comme la lune». Известный автор Андре Сальве, перевел «The Cheater» («Le tricheur»). Но приятных мелодий и хороших текстов недостаточно, и Жак Пле предлагает Джо поехать записываться в Лондон, как это сделали Клод Франсуа и Ришар Антони. Пле обращается к Супле, и тот дает добро. Но нужно найти дирижёра-аранжировщика. Поиски приводят Жака Пле к Джонни Арти (Johnny Arty), который работает в компании Feldman Music. В феврале 1966 года Джо и Жак прилетают в Лондон и встречаются с Арти, показывают ему песни, которые собираются записывать, и договариваются — Арти готов им помогать. Он будет студийным аранжировщиком Джо на протяжении всей его карьеры. В марте 1966 года музыканты, выбранные Арти, записали его музыку в тональности низкого баритона Джо в Landsdowne Record Studio в Лондоне. Через несколько дней в Париже, в студии Даву — одной из первых независимых студий — Джо записывает вокальную партию. 22 и 23 марта «You Were On My Mind» стало «Ça m’avance à quoi», заглавной песней четвёртой пластинки. В апреле Супле выпускает в продажу супердиск, а также сингл-сорокапятку.
   В том же 1966 году Джо проводит серию программ под названием «Western story» на волнах RTL. Трио Рива — Пле — Дассен изощряются в остроумии и выпускают в эфир никому не известного певца Эдуара с песней «Галлюцинации» в ответ на «Домыслы» (Les Élucubrations) Антуана. Эдуар — на самом деле не кто иной, как загримированный Рива в парике из конских волос и с бородой, как у библейского пророка. Возмущенная звезда подает в суд, и диск Эдуара изымается из продажи. Впрочем, вскоре в продажу поступает второй сингл Эдуара, потом третий, но самый грандиозный розыгрыш в истории французской песни очень быстро забывается.
   Лето 1966 года оказывается успешным для Джо: «Ca m’avance a quoi» попадает в хит-парады. Ему пора подумать о выпуске первого альбома, а пока необходимо выпустить ещё один диск. Это будет новинка для Франции — сингл с двумя песнями, как те, что используются в музыкальных автоматах. В связи с падением цен Жак Супле решает продавать синглы нового образца, как в англоязычных странах. У пластинки появляется ещё один серьёзный козырь: цветной конверт, сначала картонный. Так CBS начинает выпускать серию Gemini. Джо Дассен одним из первых среди французских певцов испробовал на себе это нововведение, и весьма успешно — через три года все звукозаписывающие компании Франции последовали примеру CBS. 
   В январе 1967 года Андре Сальве и Бернар Шеври создают MIDEM. Жак Пле, который знает Сальве и многим обязан ему, решает поддержать проект. На презентации, организованной на яхте в Каннах, он появляется вместе с Джо, Мариз и Колетт. На этой встрече представителей мирового шоу-бизнеса было много журналистов, но из звезд присутствовали практически одни новички, и Джо оказался в центре внимания прессы. Но, дабы не испортить себе путь к успеху, Джо решает не давать интервью, и ограничивается представлением всех успехов на премьере MIDEM. В тот вечер он не пел, но вся пресса обратила внимание на красивого молодого человека, который великолепно провел презентацию на двух языках. На следующий день из «звезды наполовину» Джо становится звездой в полном смысле слова. После успеха в Каннах Пле думает о том, что пора уже искать новые песни для дальнейшей работы. Утром на яхте Джо появляется с гитарой в руке и объясняет Пле, что намерен спеть Анри Сальвадору одну песенку — безделицу, сочиненную им вместе с Рива и Тома. Заинтригованный Пле хочет её услышать, и после бурного спора Дассен начинает петь: «Taka ta taka ta, voilà les Dalton, / Taka ta taka ta, y’a plus personne…» Жак уже с первых тактов понял, что вот он — долгожданный хит. Именно такая ковбойская песня может стать в исполнении Дассена популярной. После долгого спора и ссылок на контракт, где указана возможность записи певцом одной ковбойской песни, Джо согласился записать такую песню — в первый и последний раз. Так был записан «Les Dalton».
   Джо становится всё более популярным. В 1968 году Пле ставит цель выйти на первое место в хит-парадах. В начале года Джо едет с концертом в Италию, где Пле наметил несколько подходящих для будущей записи вещей. Вернувшись в Париж с полными чемоданами пластинок, к 19 февраля вся команда отправилась в Лондон с целью создать суперхит. В студии Де Лейн Ле Мюзик  в напряжённой рабочей обстановке были записаны четыре переведённые песни, найденные в Италии, среди них «Siffler sur la colline» певца и композитора Риккардо Дель Турко, и песня «La bande à Bonnot», написанная Джо и Рива. 4 марта на рынок выходят четыре песни на двух одновременно напечатанных синглах.
   Начало успеха Джо Дассена совпадает с началом "студенческой революции", организованной США для свержения режима героя Второй мировой войны генерала Шарля Де Голля. Джо, возможно сам того не желая, благодаря своим песням становится, в некотором роде, "героем революции". Весной и летом песни Джо звучат на всех радиостанциях. В это время в магазинах пластинок происходит смена ассортимента, и Джо использует этот момент для записи 25 апреля первых двух песен на итальянском языке, которые в июне поступят в продажу в Италии. 26 июня Джо продлевает контракт с CBS, а 29-го уезжает в Италию.
   Так как два канала ORTF показывают только бунтующих студентов, французская песня транслируется на RAI. Во время этой поездки Джо знакомится с Сильве Вартан  и Карлосом, с Карлосом зарождается дружба и они вместе едут в организованный популярным телепроектом «Salut Les Copains» тур в Тунис. Тем временем команда CBS пополняется новым пресс-атташе Робером Тутаном, который также будет следить за имиджем Джо. В ноябре 1968 поочередно в Лондоне и Париже Джо делает четыре новые записи. «Ma bonne etoile» (из репертуара Джильолы Чинкуэтти) и «Le petit pain au chocolat» (Риккардо Дель Турко) являлись переводами Пьером Деланоэ с итальянского, а «Le temps des oeufs au plat» была плодом совместного творчества Лемеля и Рики Дассен. Из-за кризиса в производстве грампластинок CBS откладывает выпуск синглов, но 10 ноября в программе «Tele-Dimanche» Джо поет «Le petit pain au chocolat», а французские пекари благодарили его за то, что шоколадные булочки исчезают с прилавков с необычайной скоростью и они получили небывалую прибыль. 30 ноября 1968 «Ma bonne etoile» становится первой песней Дассена, которая возглавляет французский хит-парад (в течение одной недели). 
   26 ноября Джо и Жак отправляются в Канаду. За серией выступлений на радио и телевидении Квебека следуют Монреаль, Труа-Ривьер, опять Квебек, затем Оттава и англоговорящая часть Канады. Диски Джо расходятся очень быстро и становятся дефицитом. В Париж Джо возвратился накануне Рождества. Праздник певец встретил с Мариз в новых роскошных апартаментах из пяти комнат на улице д’Асса. Пара начала задумываться о ребёнке. Джо был очень скрытным в том, что касалось его частной жизни. Он говорил, что не хочет устраивать моральный стриптиз и что его зрители ждут от него песен, а не скандальных историй. Со всеми, кто затрагивал его личную жизнь, он был непримирим, и когда вопросы становились слишком нескромными, он восклицал: «Моя личная жизнь никого не касается!». Благодаря этому ему удалось оградить от журналистов свой дом и свою семью. На публике Дассен стеснялся семейных уз. По воспоминаниям знавшего Джо с юности журналиста Жака Уревича, с началом концертной деятельности Дассен в имиджевых целях скрывал от поклонников и поклонниц свой брак, на публике он был «холост», а Мариз представлялась всем как спутница сопровождавшего Дассена в светских раутах журналиста Уревича. «Джо и Мариз играли в эту игру, — рассказывала сестра Дассена Рики в 2014 году. — Смысл был в том, чтобы диски лучше продавались. У девушек должна была сохраняться надежда: Джо хотел, чтобы они рыдали от неразделённой любви к кумиру. Трудно представить, какая травма была у Джо, если бы все узнали, что он женат». 
   В начале 1969 года Пле выпустил сингл со старыми песнями «Les Dalton» и «Bip-Bip». А Джо для записи третьего диска полетел в Лондон, где в студии были записаны шесть песен. Две из них стали хитами: переведенная Деланоэ с английского «Les Champs-Elysées» и «Le chemin de papa», написанная Дассеном и Деланоэ. Также в альбом вошло повторение «Mé qué, mé qué», написанного Беко и Азнавуром, и две песни Джо и Рики. По возвращении в Париж певец окунулся в работу: телевидение, радио, репортажи, не говоря о накопившихся приглашениях на концерты. Здоровье Дассена было на пределе, и 1 апреля 1969-го года у певца случился инфаркт. Восстановление после осложненной болезни длилось почти месяц. Ещё не до конца оправившись, в мае-июне Джо записывает свой альбом и сингл «Les Champs-Elysées» и «Le chemin de papa». Успех, который сопутствовал его творениям, заставил Джо поверить в справедливость поговорки Жако: «Что нравится Пле, то нравится публике». Вокруг Джо продолжается ажиотаж. 16 июня Джо наконец решает получить французские водительские права.
   В конце июня, окончательно выздоровев, Джо принял участие в телепередаче Анри Сальвадора «Salves d’or» («Золотой салют»). Джо в первый раз, по совету Жаклин, жены Анри, надевает белый костюм, и на сцене он был великолепен. Примерно в это время Джо расстаётся со своими прежними соавторами Жан-Мишелем Рива и Франком Тома.
   22 октября 1969 года Джо Дассен удостоился чести выступать в знаменитом на весь мир концертном зале "Олимпия". Выступление заканчивается триумфом, а 25 октября Джо получил подарок, о котором не смел и мечтать: поздравительную телеграмму от Жоржа Брассенса. Друг певца, журналист Жак Уревич так описывает распорядок дня Дассена в дни концерта: после обеда Джо приезжал в «Олимпию», проверял технику и микрофоны, а затем исчезал. И возвращался в зал мюзик-холла через потайную дверь за 15 минут до начала концерта.
   9 января 1970 года Дассен впервые попадает в немецкий хит-парад — «Die Champs-Elysees» выходит на 31 место. Начинается его триумфальное восхождение на европейскую эстраду.В этот период у Дассена появился новый фотограф — Бернар Лелу. В конце октября они вместе едут к приятелям фотографа на ферму шампиньонов в предместья Парижа. У тех живёт ручной гепард Лулу, дружелюбный, симпатичный и фотогеничный. Бернар фотографирует Джо с Лулу на поводке на фоне заброшенной узкоколейки, впоследствии эти кадры стали материалом для обложек альбомов Дассена.
   В Англии Артей готовит аранжировки для очередного альбома, куда предполагается включить только новые песни. В мае 1970 года Лемель приносит Дассену две только что написанные им песни: «Les filles que l’on aime» и «L’equipe a jojo». Певец отказывается от обеих песен, но только в августе Пле узнаёт у Лемеля об их существовании и отказе Джо их исполнять. Жако, находившийся в поиске песни, способной повторить успех «L’Amerique», долго уговаривал Дассена, пока тот, наконец, согласился внести изменения в мелодии и слова и изменить название одной из песен. Так «Les filles que l’on aime» превратилась в «La fleur aux dents». Этот диск получил бурное признание — за 10 дней после выхода он стал «золотым», в достигнутом успехе есть и заслуга успешной рекламы его CBS. Коллеги исполнителя отмечали, что с Дассеном было непросто работать: он был весьма дотошным и педантичным в творческом процессе. Деланоэ и Лемель называли его «блистательным занудой».
   4 января 1971 года в продажу поступает сингл «La Fleur Aux Dents», который становится шестым золотым диском Дассена и второй песней, занявшей первое место во французском хит-параде, теперь уже не на одну неделю, а на семь. 6 января Дассен вместе с Жаком уезжает в США, где встречается со своим отцом и с Мелиной Меркури. Но основная цель вояжа за океан — встреча с директором международного отдела CBS Солом Рабиновичем и импресарио Полом Розеном, которые должны заняться карьерой Дассена в Америке. Но Джо не подписал договор с продюсерами и вернулся в Париж, где 27 января на студии Даву записывает четыре песни на немецком: «La Fleur Aux Dents», «Melanie», «Le Cadeau De Papa» и одну песню немецких авторов. Воспользовавшись паузой в концертной деятельности, Дассен уезжает с Мариз в Куршевель. Этот краткий отдых был необходим певцу, поскольку всё предстоящее лето уже расписано под гастроли. В апреле Дассен успешно выступает в Мюнхене. В июне во Франции выходит сингл «L’equipe a Jojo», а Джо записывает четыре новые песни, написанные им и его постоянными соавторами. Два диска вышли в июле, однако хитом становится только «Fais un bise a ta maman».
   В ноябре Дассен, огорчённый непопулярностью летних синглов, записывает альбом из французских песен. Одна из них написана Мишелем Маллори и Элис Дона и аранжирована Альфредо де Роберти. Качество музыкального материала в альбоме казалось Дассену недостаточно высоким для его уровня, на этой почве между Джо и Жако возникает конфликт. За рубежом дела у Дассена складываются превосходно — 15 ноября песня «Das sind zwei linke Schuh» после 12 недель в хит-параде Германии поднимается на 21-е место. Немецкую публику покоряет имидж Дассена: сам певец в клешёных белых брюках и расстёгнутой на груди рубахе обладал мощной мужской притягательностью.
   В начале 1973 года Дассен едет отдыхать в Куршевель, а во Франции CBS выпускает два сингла «Salut les amoureux» и «Le moustique», сразу ставшие хитами. В марте Джо записывает версию «Ddans Paris a vélo» на немецком языке. В начале новых гастролей по Франции Мариз сообщила Джо, что ждет ребёнка. В ожидании важного в жизни события Джо и Мариз решили переехать за город. Они приобрели землю в парижском пригороде, лесном массиве в Фешероль, где начали строительство дома. Чтобы наблюдать за ходом работ и вывезти будущую маму на свежий воздух, Дассен арендует дом в Сен-Ном-ла-Бретеш, неподалёку от гольф-клуба.
   Осенью 1973 года Мариз преждевременно рожает мальчика, Джошуа, который умирает через пять дней. Удручённый потерей ребёнка 35-летний Дассен счёл, что его жизнь рушится, у него началась тяжёлая депрессия. Карлос, с которым они не раз вместе ездили в турне, в это время старался особо поддержать друга. Джо пишет для Карлоса целый альбом песен, которые не смог бы петь сам, названный позднее «Une Journee de Monsieur Chose». Одновременно Дассен должен готовиться к записи нового альбома, хотя CBS выпускает в сентябре двойной сборник, чтобы поддержать интерес публики к исполнителю. Чтобы выйти из депрессии, Дассен с головой уходит в работу. Новые авторы, новые аранжировки, новые песни принесли успех — новый альбом вышел в конце ноября 1974-го. Две самые популярные песни из него — «Vade Retro» и «Si Tu T’appelles Melancolie» — были выпущены синглом. Альбом вернул Дассену прежнюю популярность и уверенность в своих силах. Правда, с Мариз Джо расстаётся...
   В 1977 году произошли изменения в личной жизни певца. Главной темой его песен была любовь, однако после расставания с Марис Дассен всё ещё не обрёл новое чувство. В ходе гастролей в Руане, в один из свободных дней Дассен зашёл в фотосалон, чтобы отдать плёнку в печать. Джо обратил внимание на молодую девушку, которая принимала заказы и сразу пригласил Кристин Дельво на ланч. Так после долгих поисков певец наконец нашёл свое счастье. 5 мая 1977 года Джо и Мариз официально развелись по взаимному согласию. По более достоверным данным, история знакомства Джо и Кристин была придуманной Дассеном легендой, на самом деле они познакомились ещё в 1971 году на борту самолёта, летевшего из Женевы в Куршевель. Друзья пары, осведомлённые об истинных обстоятельствах, всегда поражались: «Кристин, каким ветром тебя занесло в Руан?» — «Ветром его воображения». Как пояснила в своих мемуарах Дельво (1948—1995), «Джо был поэтом, романтиком, выдумщиком. Наша история любви казалась ему слишком банальной. И он придумал нам другую, похожую на волшебную сказку или женский роман. Прекрасный принц влюбился в пастушку!». Новый роман оказался недолговечным. В конце 1978 года отношения супругов расстроились. Жизнь супруги мировой эстрадной звезды оказалась для Кристин испытанием, которого та не выдержала. Почти перед самой смертью Кристин Дельво-Дассен в одном из интервью созналась в том, что принимала наркотики и алкоголь ещё во время первой своей беременности, и лишь огромными усилиями врачей ей удалось сохранить жизнь и здоровье ребёнку. Джо в тот момент безумно любил Кристин, прощал ей многие слабости, на многое закрывал глаза и позволял жене распоряжаться всеми деньгами, сборами от концертов, туров и продаж записей его песен. Дельво устраивала ему сцены с громким хлопаньем дверей, припадками ревности, упрёками за длительное отсутствие, поздние возвращения с концертов, письма и фото поклонниц. Лемель вспоминал, что Джо получал от поклонниц примерно по 4 тысячи писем в неделю. Дассен уставал от ссор с женой и беспрерывного выяснения отношений не меньше, чем от работы над песнями и бесконечных гастролей.
   После Нового 1979 года Дассен понимает, что для продолжения карьеры необходимо приложить все усилия. «Darlin'» в хит-параде Германии за 2 недели добирается до 49 места. 14 февраля Джо записывает испанские версии «La vie se chante, la vie se pleure» и «Si tu penses à moi». Мари-Франс Бриер учит Джо южноамериканскому произношению, а его песни набирают популярность в Латинской Америке. В апреле CBS выпустила сингл «Côté banjo, côté violon», Джо работал над летним хитом. Новые события в личной жизни отнимали много времени, но в мае на CBS Дассен записал итальянскую песню «Le dernier slow», которая вышла синглом и стала суперпопулярной танцевальной песней, на фоне которой меркли даже хиты Хулио Иглесиаса. Этот успех в Южной Америке длился в течение четырёх лет.
   В начале июля 1979 года Джо единственный раз в жизни побывал в Москве, куда был приглашён для участия в открытии гостиницы «Космос». К этому времени Дассен был чрезвычайно популярен в СССР, телепередачи с его участием вызывали сильное воодушевление, а его пластинки наводнили «чёрный рынок». На презентации гостиницы «Космос» он выступил в совместном концерте с Аллой Пугачёвой. По свидетельству Клода Лемеля (2014), Дассен был «на седьмом небе от счастья» от восторженного приёма, оказанного ему советской публикой. После визита Дассена в СССР, прежде всего у столичной богемы, вошли в моду ослепительно белые мужские костюмы, которые до того мало кто осмеливался носить.
   В январе 1980 года вышел новый англоязычный альбом «Blue Country», который был воспринят слушателями с энтузиазмом. Но Джо считал, что этот альбом не оправдал надежд, и решил, что записи в американской манере не для него. В феврале он перезаписывает новый альбом на французском языке. В марте CBS выпустила в исполнении Джо переведённую на французский песню Элвиса Пресли «Faut pas faire de la peine à John».
   Личная жизнь епвца рушится прямопропорционально расту его упеха. В конце марта Кристин родила второго сына — Жюльена (Жюля). Джо был счастлив, но в целом семейная жизнь с Кристин не приносила ему радости, и их брак уже был обречён. Хотя Джо полагал, что появление Жюльена поможет им наладить отношения, начать все сначала, заставит забыть о прошлом, но тем не менее через 3 недели после его рождения Джо был вынужден подать на развод. К тому же здоровье стало подводить его, открылась язва желудка, все чаще болело сердце, не справляясь со сверхнапряжённым образом жизни — работой по 12-15 часов в сутки. На концерте в Канне, 18 июля 1980 года, Дассену становится плохо прямо на сцене во время выступления. Певец бледнеет, хватается за микрофон, прерывая песню, и произносит: «Простите, что-то мне нехорошо!». Публика в тревоге затихает, Джо шаткой походкой скрывается за кулисами, где ему делают укол. Спустя несколько минут, стиснув зубы, Дассен возвращается на сцену; со словами «люди пришли слушать меня, я должен петь для них» выходит к микрофону. Поражённая и благодарная публика устраивает ему бурную овацию, но через несколько минут под шквал аплодисментов Дассен прямо за кулисами теряет сознание. Его отвозят в больницу, где врачи диагностирую инфаркт миокарда. Дассен ложится в американский госпиталь в Нёйи. 26 июля Жак Пле навещает Джо. Восстанавливаться после болезни певец вместе с новой подругой Натали решил на Таити. В Лос-Анджелесе, при транзитной посадке самолёта между Парижем и Папеэте, с ним случается новый сердечный приступ. На Таити Джо прибыл совершенно разбитым и подавленным. Чтобы поддержать певца, к нему прилетели дорогие ему люди: мать Беатрис Лонер-Дассен, оба сына и Клод Лемель. Джо пытается забыть о проблемах, но отдохнуть в компании близких он смог совсем недолго. 20 августа 1980 года во время обеда в ресторане «У Мишеля и Элиан» в Папеэте он упал без сознания. Это была третья за лето сердечная атака. Реанимация, оказанная ему на месте, не дала результата. Врачи, которым несколько раз удалось «завести» сердце певца, по пути в госпиталь всё же вынуждены были констатировать смерть. По утверждению непосредственного свидетеля Клода Лемеля, смерть Джо последовала внезапно через 2 минуты после начала обеда и была мгновенной. Дассену было неполные 42 года.
   Джо Дассен похоронен 27 августа на еврейском участке «Beth Olam Mausoleum» кладбища  в Голливуде, где ранее были похоронены его бабушка и дедушка. Для публичного посещения могила певца недоступна.
   Удивительно, что почти одновременно с Джо Дассеном из жизни уходит великий русский бард Владимир Высоцкий...
   Для русскоязычной публики Джо Дассен навсегда останется одним из певцов человеческой души. Его песни до сих пор звучат в России и на постсоветском пространстве.



  
  


  


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль:
запомнить