учитель музыки

Последний содат великой эпохи

« Назад

07 Сентября 2015

   Когда-то, "в те времена былинные", каждый народ огромного Советского Союза был представлен не только в Государственном гербе СССР, но и в творческих союзах. Композиторы, художники, музыканты, певцы, писатели и поэты союзных республик своим творчеством говорили с каждым жителем огромной страны. Мы знали о Чечне, как о родине великого танцовщика Махмуда Эсенбаева, а географическое название Чукотка прочно ассоциировалось с именем чукотского писателя Юрия Рытхеу. Моё поколение зачитывалось книгами киргизского мудреца Чингиза Айтматова и казахского поэта Олжаса Сулейменова. Но, наверное, самым известным творцом из "малых народов" был дагестанский поэт, аварец Расул Гамзатов. Его лирические стихотворения читали юноши своим девушкам (именно благодаря стихам Гамзатова состоялся семейный союз моих родитлелей), композиторы писали песни, которые пела вся страна, а книга поэта "Мой Дагестан" была настоящим бестселлером. И главное, именно Расул Гамзатов написал стихи, которые стали самой пронзительной песней Памяти о Великой Отечественной войне:
   Мне кажется, порою, что солдаты,
   с кровавых не пришедшие полей, 
   не в землю нашу полегли когда-то,

   а превратились в белых журавлей...
   Расул Гамзатов родился 8 сентября 1923 года в селении Цада Хунзахского района Дагестана.
   Его отец Гамзат Цадаса был народным поэтом Дагестана и лауреатом Государственной премии СССР. Именно он стал первым учителем и наставником Расула Гамзатова в поэтическом искусстве. Гамзат Цадаса читал сыну свои стихи, и с малых лет Расул их все знал наизусть. В детстве Расул любил слушать отцовские рассказы о знаменитом Шамиле, который имел восемь ранений сердца и умел одним ударом шашки рассечь всадника вместе с конем, о храбром наибе Хаджи-Мурате, о котором Лев Толстой написал свою прекрасную повесть; о легендарном Хочбаре, о чохском красавце Камалиле Башире, от которого, как от горящей лампы, тень не падала на землю и о певце любви Махмуде, чьи песни стали талисманами для всех влюбленных юношей и девушек гор... Эти народные легенды, сказки и песни на всю жизнь оставили свой след в сердце поэта и стали страницами большой истории его маленького народа.
   Расул начал писать свои первые стихи о школе, товарищах и учителях когда ему было 9 лет. Когда Расул учился в 7-м классе, в аварской газете «Большевик гор» было опубликовано его стихотворение, о котором с похвалой отозвался аварский писатель Раджаб Динмагомаев. Позже стихи Гамзатова стали появляться в хунзахской районной газете и в газете города Буйнакска. Расул подписывал их псевдонимом отца — Цадаса. Но однажды горец, который не знал, что Расул пишет стихи, сказал ему: «Послушай-ка, что случилось с твоим уважаемым отцом? Раньше, прочитав его стихи один только раз, я запоминал их сразу наизусть, а теперь даже понять не могу!» И тогда Расул решил сделать имя отца своей фамилией и стал подписываться Расул Гамзатов.
   В 1940 году, окончив Аварское педагогическое училище в городе Буйнакске, Расул вернулся в школу, в которой учился, и стал в ней учителем. Потом он работал помощником режиссера Аварского государственного театра, заведующим отделом и собственным корреспондентом газеты «Большевик гор», и редактором аварских передач Дагестанского радиокомитета. В 1943 году вышел первый сборник стихов Расула Гамзатова «Горячая любовь и жгучая ненависть» на аварском языке. А в стихах военных лет Гамзатов воспевал героизм советских людей. Особым толчком к этой теме в его творчестве послужило то, что во время боев Великой Отечественной войны погибли двое его старших братьев.
   В 1943 году Гамзатов стал членом Союза писателей СССР. А когда Расул прочел несколько своих стихотворений, переведенных на русский язык, известному лакскому поэту Эффенди Капиеву - тот посоветовал Гамзатову ехать учиться в Москву. И через два года после этого разговора, взяв с собой несколько собственных книг и поэму «Дети Краснодона», переведенную на русский язык Ильей Сельвинским, Гамзатов приехал в Москву, чтобы сдать экзамены в Литературный институт имени Горького. Директор института Федор Гладков понимал, что Гамзатов плохо владеет русским языком, но прочел его стихи и зачислил Гамзатова в институт, который очень скоро открыл перед Гамзатовым неведомые тайны поэзии.
   Окончив в 1950 году Литературный институт, Расул Гамзатов, по его собственным словам, в Москве научился держать в руке перо, и сидеть, склонившись над белой бумагой, любить и ценить чувство недовольства собой. «Если к прекрасной аварской поэзии я прибавил хотя бы три камушка, — говорил он, — если в моих стихах есть столько огня, что его хватит для того, чтобы прикурить три папиросы, то всем этим я обязан Москве, русской литературе, моим друзьям и учителям». «Когда я учился в Литературном институте в Москве, - так же писал Гамзатов, - я подружился со многими русскими поэтами, тоже студентами института. Они начали переводить мои стихи. Переводы стали появляться в разных газетах. Благодаря русским переводам мои стихи прочитали другие народности Дагестана». С 1950 года Гамзатов являлся председателем правления Союза писателей Дагестана.
   Стихи и поэмы Расула Гамзатова переводили на русский язык такие мастера пера, как Илья Сельвинский и Сергей Городецкий, Семен Липкин и Юлия Нейман. Особенно плодотворно работали с ним его друзья-поэты Наум Гребнев, Яков Козловский, Яков Хелемский, Владимир Солоухин, Елена Николаевская, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Юнна Мориц и Марина Ахмедова. Сам Расул Гамзатов перевел на аварский язык стихи и поэмы Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Шевченко, Блока, Маяковского, Есенина, стихи поэтов Пушкинской плеяды, арабского поэта Абдул Азиз Ходжи и многих других авторов.
   Гамзатовым было написано более сорока книг. Во всех них он писал о Любви к женщине, людям, земле, Родине и человечеству. «Колокола Хиросимы» взывали к людям всей земли:
   Сама с собой никогда не ссорясь
   И призванная быть сама собой,
   Бей в колокол, труби людская совесть,
   Вставай на смертный, справедливый бой.
  
Лирико-философской энциклопедией малого народа называл книгу «Мой Дагестан» исследователь творчества поэта Казбек Султанов. Исповедальностью, доверительностью и лиричностью пронизаны все ее строки. Природа, история и люди Дагестана предстали в ней перед читателями как близкие и родные люди. Свежесть восприятия жизни, умение сердечно и выразительно рисовать людей и природу родного края отличали поэзию Гамзатова. «Поэзия без родной земли, без родной почвы — это птица без гнезда», — говорил сам Расул Гамзатов.
   Он всегда писал естественно и человечно, горячо и страстно, самобытно и вдохновенно, жизнеутверждающе и многолико, дерзко и обличительно, смело и гневно. Поэт Роберт Рождественский говорил о Расуле Гамзатове: «Поэт он огромный, сделавший знаменитым и Дагестан, и аварский язык, и свои горы. Сердце его мудрое, щедрое, живое. Во многих своих выступлениях, где он оставался гражданином, мудрецом, шутником. С врагами он сражался без жалости, бил их мудростью. Поэт он не только дагестанский, но и русский поэт. Его всегда называют в числе любимых поэтов».
   Поэт умел одинаково искренне сопереживать и всей планете и одному-единственному человеку, и никогда не забывал выражать соболезнования не только близким друзьям, но и просто знакомым людям, несмотря на чины и звания. Он всегда трезво оценивал себя самого и свое творчество, очень взвешенно относился к своим выступлениям, часто сомневался, чувствовал своих промахи и радовался удачам. Его дом был распахнут для всех, как и рабочий кабинет, который становился продолжением его гостеприимного дома. В 60—70 годах, когда мир жаждал поэтического слова, его поэзия совпала со временем. На его творческие вечера шли когда-то, как сегодня идут на футбол. На огромных стадионах и в необъятных Дворцах спорта яблоку негде было упасть, когда там выступал Гамзатов. Это объяснялось необыкновенной популярностью настоящего поэтического слова, которого тогда жаждала страна.
   Во время поездки в Японию Расул Гамзатов увидел памятник белым журавлям в Хиросиме, и ему рассказали и историю о девочке, ставшей жертвой последствий ядерной бомбардировки, которая хотела вырезать из бумаги тысячу журавликов, и не успела этого сделать. Поэт был потрясен ее смертью. Тогда же, в Японии он получил телеграмму, в которой сообщалось о кончине его матери. Гамзатов вылетел в Москву, и в самолете, думая о матери, вспомнил умершего отца и погибших на войне братьев. И еще он думал о хиросимской девочка с бумажными журавликами. Так родилось стихотворение, которое начиналось этими строчками:
Мне кажется порою, что джигиты,
С кровавых не пришедшие полей,
В могилах братских не были зарыты,
А превратились в белых журавлей...

  
Стихотворение увидел в журнале «Новый мир» Марк Бернес. Переработав его с помощью Наума Гребнева, Бернес прочитал его Яну Френкелю и попросил написать музыку. Так появилась песня, которая обрела мировую популярность. Ян Френкель и Расул Гамзатов позже стали близкими друзьями, и Френкель много раз после этого ездил в Дагестан, бывал в Махачкале и в горных аулах, где его встречали как желанного гостя.
   Песни на стихи Расула Гамзатова так же вошли в репертуар Чародинского хора, ансамбля «Гая» и квартета Тагира Курачева. Его стихи читали со сцены Михаил Ульянов, Александр Завадский, Яков Смоленский и Александр Лазарев. Песни на стихи Расула Гамзатова звучали в исполнении Анны Герман, Галины Вишневская, Муслима Магомаева, Иосифа Кобзона, Валерия Леонтьева, Сергея Захарова, Софии Ротару, Рашида Бейбутова, Вахтанга Кикабидзе и Дмитрия Гнатюка.
   За выдающиеся достижения в области литературы Расул Гамзатов отмечен многими почетными званиями и премиями. Расул Гамзатов неоднократно избирался депутатом Верховного Совета Дагестанской АССР, заместителем Председателя Верховного Совета ДАССР, депутатом и членом Президиума Верховного Совета СССР. Несколько десятилетий он был делегатом писательских съездов Дагестана, РСФСР и СССР, членом Бюро солидарности писателей стран Азии и Африки, членом Комитета по Ленинской и Государственной премиям СССР, членом правления Советского комитета защиты мира, заместителем председателя Советского комитета солидарности народов Азии и Африки, членом редколлегии журналов «Новый мир», «Дружба народов», газет «Литературная газета» и «Литературная Россия».
   Гамзатов был поэтом великой державы, чем всегда гордился и мучительно переживал все, что происходит в стране. Он принял перестройку как долгожданную перемену, но был разочарован тем, что случилось потом. Он не пел хвалебные оды пришедшим реформаторам, его не печатали в Москве, как, впрочем, и других больших поэтов. Но в своих последних стихах он отразил не только собственное разочарование, но и разочарование всей страны:
   Растерзана могучая страна,
   Разъято ложью время и пространство…
   И серость вновь от хаоса пьяна,
   Напялила корону самозванства.

   Оттачивает свой имперский клюв,
   Поглядывая в зеркало кривое…
   Посредственность, тебя я не люблю,
   Но и вражды своей не удостою.
  
Он был слишком мудрым и разумным для своего времени. Будучи одним из самых талантливых представителей своей эпохи, он стал ее последним солдатом:
   Совсем один, как доблестный солдат,
   Что чудом уцелел из всей пехоты,
   Из окруженья выйдя наугад,
   Попал в непроходимое болото.

   Совсем один, как раненый журавль,
   В недобрый час отбившийся от стаи…
   Уже давно на юг ему пора,
   Да крылья перебитые устали.
   Его последние стихи пронизаны болью, которую он не мог превозмочь. Его прозрение стало долгим прощанием со своей страной, со своими читателями, с любимой женой Патимат, которая ушла внезапно и этим еще более обнажила нерв его одиночества. Гамзатов был рыцарем и однолюбом. При всей его кажущейся влюбчивости он был по-настоящему влюблен только в свою Патимат. Он был предан ей одной, потому и внезапную потерю ее пережил так тяжело:
   И любовь моя с клином усталым
   Улетела уже навсегда,
   В глубине мирозданья пропала,
   Как упавшая с неба звезда.
  
3 ноября 2003 года сердце поэта остановилось.
   Расул Гамзатов похоронен он в Махачкале на кладбище у подножия горы Тарки-Тау, рядом с могилой жены Патимат.
   Расул Гамзатов был глыбой, духовным оберегом и непреодолимой преградой для всех тех, кто хотел покуситься на духовность и человечность. Он и его творчество стали для поклонников его таланта спасительным островом Чести, Достоинства и Любви.

Подробнее о поэте и его творчестве можно прочитать здесь: http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=169


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль:
запомнить