учитель музыки

Каждое сословие должно быть на своём месте

« Назад

09 Января 2017

   Представители поколения семидесятых годов помнят, как взрывались концертные залы аплодисментами, когда ведущие объявляли имя этого артиста. Что делалось со зрителями (особенно со зрительницами)! И он, полный особого кавказского обаяния, в буквальном смысле ослепляя зал улыбкой, лёгкой походкой, нет, не выходил, вылетал на сцену. А потом стройный, улыбчивый человек, чуть хрипловатым голосом пел нам о «двух одиночествах», настаивал на том, «чтобы песни звучали» и, разумеется, «вином наполнялся бокал», рассказывал о «проводах любви» и, конечно же, уже «на бис», «добивал» нас своим «чито-грито».   Без преувеличения можно сказать, что весь Советский Союз обожал Народного артиста Грузинской ССР, Лауреата Государственной премии Вахтанга Константиновича Кикабидзе. Зрителю (особенно советскому) свойственно отождествлять актёров с героями исполняемых ими ролей.  Для нас Вахтанг был и никогда не унывающий Бенджаменом из данелиевского «Не горюй!», и плутоватый герцог из «Совсем пропащего», и извозчик Павле из «Мелодий Верийского квартала» и, думаю, что в первую очередь, Валико Мизандари – знаминитый Мимино. Помню, как мы были разочарованы, когда любимый артист исполнил, чуть ли не единственную свою отрицательную роль в советском сериале «ТАСС уполномочен заявить». Мы все искренне любили человека, говорившего с нами на языке музыки и кино. Нам казалось, что стихи и мелодии исполняемых Кикабидзе песен, это его мысли, мелодии его души. Мы искренне считали, что в кино он играл самого себя – открытого, порой излишне вспыльчивого, ранимого, мудрого и красивого человека, рождённого в солнечной Грузии. Даже потом, после развала СССР, на всём «постсоветском пространстве» Вахтанг Константинович был желанным гостем не только на концертных площадках, но и в деловом мире, как представитель ресторанного бизнеса. Любовь всегда имеет свою логику, и мы со слезами слушали песню уходящего артистического поколения «Мы уходим», улыбались очаровательной «перепевке», совместно с Лаймой Вайкуле, фирменной песни Леонида Утёсова «Дорогие мои москвичи». Эти два совсем немосковских акцента просто завораживали. А потом, что-то пошло не так. В знакомых интонациях любимого артиста появились «нотки» нового акцента – антисоветского.
   Какие жизненные коллизии могли так повлиять на мировоззрение Вахтанга Константиновича? Что должно было произойти? Попробуем разобраться…
   Родился будущий Народный артист Грузии, в городе Тбилиси в 1938 году. Не очень-то и весёлая дата. Но, чёрная тень репрессий не коснулась его семьи (по крайней мере, в биографии об этом ни слова). Нормальное советское детство - школа, друзья, увлечения. Да, в те времена всем было нелегко. А Вахтанг ещё и рос без отца, потому что отдал свою жизнь Константин Аветисян на полях сражений Великой Отечественной за возможность всем советским детям прожить безоблачное детство, действительно счастливое, как в песне: «школьные годы чудесные».  Учился Вахтанг или, как его называли Буба, видимо, неплохо, так как после окончания десятилетки сразу поступил в Тбилисский университет. Проучился там с 1955 по 1957.
   Видимо, что-то не сложилось с учёбой. А, может быть, просто властно позвала молодого грузинского парня сцена. Во всяком случае, уже в 1959 году Вахтанг Кикабидзе работает в Тбилисской филармонии. Однако, учиться никогда не поздно. Высшее образование Кикабидзе продолжает в институте иностранных языков. Как там сложилось с языками, история умалчивает, а вот с 1966 года Вахтанг становится одним из участников знаменитого на весь Союз ансамбля «Орэра». С этого же шестьдесят шестого года выстраивается и кинематографическая карьера артиста. Прошу заметить пусть на эстраду у Вахтанга Константиновича лежал не через консерваторские аудитории или учебную сцену театрального училища, а напрямик: вчера студент-языкознавец, сегодня – артист на сцене. Страна у нас такая была – талантливым и молодым дороги открывались, как по волшебству. Был ли счастлив молодой певец и киноактёр? Думаю, что да – он занимался любимым делом, и слава с успехом его не чурались. Во всяком случае, вряд ли, тогда, в шестидесятых, повернулся бы язык известного артиста назвать свою жизнь дерьмом…
   Не повернулся язык и в 1978 году, когда был удостоен за роль в фильме «Мимино» Государственной премии, ни в 1980-м, когда стал Народным артистом. Не был замечен ни рядах правозащитников, ни  в диссидентах. И так до самого конца существования Советского Союза. А вот потом…
   Потом, когда на ряду с желанным артистом-гастролёром, стал Вахтанг Константинович ещё и успешным бизнесменом, стали в его речах появляться диссонирующие фразы. Например, такие:  «...Просто человек, когда рождается – он должен быть счастлив в принципе. А когда человек ездит, видит (я все пять континентов объездил) и постепенно начинает понимать, что он живет в дерьме почему-то! У него тоже одна голова, две руки, две ноги. А там люди, значит, ухаживают за реками, чтобы реки и вода не травились, чистят улицы, чтобы было чисто, строят дома красивые и надолго, а не дешевые. Абсолютно другая система жизни. Мы, когда приезжали за границу на гастроли, и после концерта заходили журналисты и узнавали, откуда мы приехали, все морщились. Потому что им неприятно было слышать это слово, это название – СССР, Союз Советских Социалистических Республик». Оказывается, стыдно было обласканному славой и успехом артисту представлять СССР в мире. Потому что, «дерьмовая» это была страна. То есть, когда награждала, выплачивала гонорары и премии, попахивала-с. Да-с, именно попахивала! Правда, деньги, как известно, не пахнут. Возможно звания и награды пованивали? Кто же сейчас разберёт? Одно понятно – как только увидел Буба «заграницу», так дерьмом от родных гор и тбилисских кварталов и потянуло. Действительно, всё познаётся в сравнении. И вот уже кино-песенного мэтра начинает раздражать слово «товарищ»: «Такого выражения "товарищ" ни в одной стране, в мире не существует – "Ищи товар!" Каждое сословие должно быть на своем месте: бизнесмен должен бизнесом заниматься, должен нанимать людей, у которого этого таланта нет, они должны работать и создавать, а он должен им платить. Это все проверено, понимаете, и называется – ка-пи-та-лизм. А у нас это ругательное слово было»...
   Да, сильно сказано! Видимо подзабыл господин Кикабидзе, что существует, например, в немецком языке слово «камрад» - аналог русского «товарища». Не вспомнил и слово Тараса Бульбы о русских товарищах, донесённое до нас Николаем Васильевичем Гоголем.  Забыл Буба и то, что Советская власть слово «товарищ» от «товар ищи» подняла на небывалую высоту человеческих отношений. А, может, не в памяти дело? Ведь Народный артист Грузинской ССР мыслит на уровне Средневековья – «каждое сословие должно быть на своём месте»! Выходит, мечтал тбилисский мальчишка не о сцене и киноэкране, а о сословном, купеческом местечке под солнцем. Всего-то…
   Буржуазность – это даже не диагноз, а приговор. И вот уже успешный певец-ресторатор заявляет: «Если бы мой отец сейчас воскрес, то он бы пожалел, что пошел на фронт воевать за Россию». Не помнит Народный артист, что воевали русские, грузинские, армянские, осетинские, татарские, узбекские и другие солдаты Красной армии за Родину, которая была у нас общей. Да и воспринимал ли Кикабидзе СССР Родиной? Не знаю…
   Одно могу отметить - это бесконечно печально, разочаровываться в людях! А я, пожалуй, представлю, что у нынешнего Вахтанга Кикабидзе был брат-близнец Буба. Был, да не пережил краха общей нашей Родины – СССР. И это он, там, в советском прошлом, пел нам самые замечательные песни, играл потрясающие роли, щедро даря всем советским людям радость и свет своего таланта. И сегодня я вновь включу запись «Провод любви», подпою «чтоб друг другу мы все пожелали» и буду наслаждаться люимым фильмом «Не горюй!». А «брат-ресторатор»? Бог с ним. Пускай живёт, как хочет. Нет мне до него дела – ведь Средневековье  уже история. Пусть и он будет «на своём месте»…


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль:
запомнить