учитель музыки

Человек, ставший символом гениальности

« Назад

26 Октября 2015

   Об этом человеке не утихают споры и спустя почти два столетия после его смерти. Талант скрипача-виртуоза слушатели и досужие обыватели не могли связать с трудом и Божьим Даром, приписывая Николо Паганини сделку с дьяволом. Великий музыкант стал символом таланта, преодолевающего любые препятствия на своём пути. Пути к реализации Дара, пути к славе, пути к Истине...
   Никколо Паганини был третьим ребёнком в семье Антонио Паганини  и Терезы Боччардо, имевших шестерых детей. Его отец был одно время грузчиком, позднее имел в порту лавку, а при переписи населения Генуи, выполненной по приказу Наполеона, назван «держателем мандолин».
   Когда мальчику исполнилось пять лет, отец, заметив способности сына, начал учить его музыке сначала на мандолине, а с шести лет — на скрипке. По воспоминаниям самого музыканта, отец строго наказывал его, если он не проявлял должного прилежания, и это впоследствии сказалось на его и без того слабом здоровье. Однако Никколо сам всё более увлекался инструментом и усердно работал, надеясь найти ещё неизвестные сочетания звуков, которые удивили бы слушателей. Мальчиком он написал несколько произведений (не сохранились) для скрипки, которые были трудны, однако сам он их успешно исполнял. Вскоре отец Никколо отправил сына на обучение скрипачу Джованни Черветто (Giovanni Cervetto). Сам Паганини никогда не упоминал, что учился у Черветто, однако его биографы, например Фетис, Джервазони, упоминают этот факт.
   Первый публичный концерт (или, как тогда говорили, академию) Никколо дал 31 июля 1795 года  в генуэзском театре Сант-Агостино. Сборы от него предназначались на поездку Паганини в Парму  для обучения у знаменитого скрипача и преподавателя Алессандро Ролла.
   В тот день, когда отец и сын Паганини посетили Ролла, последний был болен и не собирался никого принимать. В комнате рядом со спальней больного на столе лежали ноты концерта, написанного Ролла, и скрипка. Никколо взял инструмент и сыграл с листа произведение, созданное накануне. Удивлённый Ролла вышел к гостям и, увидев, что его концерт играет мальчик, заявил, что уже не может ничему научить его. По словам композитора, Паганини следовало обратиться за консультациями к Фердинандо Паэру (Ferdinando Paer). Паэр, занятый постановками опер не только в Парме, но и во Флоренции и Венеции, не имея времени для уроков, рекомендовал юного скрипача виолончелисту Гаспаре Гиретти. Гиретти давал Паганини уроки гармонии и контрапункта, в пору этих занятий Никколо под руководством учителя сочинил, используя лишь перо и чернила, «24 четырёхголосные фуги». Осенью 1796 года  Никколо возвратился в Геную. Здесь, в доме маркиза Ди Негро, Паганини исполнил по просьбе находившегося в концертном турне Родольфа Крейцера с листа сложнейшие пьесы. Знаменитый скрипач был поражён и «предсказал необычную славу этому юноше». И слава не заставила себя ждать - очень скоро Николо становится известным, концертирующим музыкантом, собирающим полные залы восторженных слушателей. Постепенно у него сформировалась своя собственная, отличная от других скрипачей, исполнительская манера. Известность ему принесли его необычный вид и поведение во время концертов. Залы на его выступлениях заполняли не только ценители высокого искусства, но и публика, привлечённая внешними эффектами и невероятными приёмами игры, которые демонстрировал Паганини. Он держал себя подчёркнуто загадочно и вначале не пресекал распространение о себе самых фантастических слухов. Перед одним из концертов в Ливорно он поранил ногу и, прихрамывая, вышел на сцену. В зале раздались смешки, а когда с пюпитра упали свечи, они переросли в дружный хохот. Паганини, сохраняя невозмутимый вид, заиграл, однако неожиданно на скрипке лопнула струна, не останавливаясь он продолжал концерт и сорвал бурные аплодисменты. Для него не было в новинку играть не только на трёх, но и на двух, и даже на одной струне.
   Слава Паганини возросла после путешествия по Германии, Франции и Англии. Музыкант везде пользовался огромной популярностью. В Германии он купил титул барона, который передавался по наследству. Это было очень кстати, та как в возрасте 34 лет Паганини увлёкся 22-летней певицей Антонией Бьянки, которой он помогал с подготовкой сольного выступления. В 1825 у Никколо и Антонии родился сын Ахилл. В 1828 году музыкант расстался с Антонией, добившись единоличной опеки над сыном. Много работая, Паганини давал концерты один за другим. Желая обеспечить сыну достойное будущее, он запрашивал себе огромные гонорары, так что после смерти его наследство составило несколько миллионов франков. 
   Постоянные гастроли и частые выступления подорвали здоровье музыканта. В сентябре 1834 года Паганини решил закончить свою концертную карьеру и вернулся в Геную. Он постоянно болел, однако в конце декабря 1836 года выступил в Ницце с тремя концертами.
   На протяжении всей жизни у Паганини было множество хронических заболеваний. Хотя никаких определенных медицинских доказательств не существует, есть мнение, у него был чиндром Марфана. Несмотря на то, что скрипач прибегал к помощи именитых врачей, он не мог избавиться от недугов. В октябре 1839 года больной и в чрезвычайно нервном состоянии, Паганини в последний раз приехал в родную Геную.
   Последние месяцы своей жизни он не выходил из помещения, у него постоянно болели ноги, а болезни уже не поддавались лечению. Истощение было столь сильным, что он не мог взять в руку смычок, его сил хватало лишь на то, чтобы перебирать пальцами струны лежащей рядом скрипки.
   Никколо Паганини скончался в Ницце 27 мая 1840 года.
   Имя Паганини было окружено некой таинственностью, чему содействовал и он сам, говоря о каких-то необычайных секретах своей игры, которые он обнародует только по окончании своей карьеры. При жизни Паганини было напечатано очень мало его сочинений, что его современники объясняли боязнью автора к обнаружению многих тайн его виртуозности. Таинственность и необычность личности Паганини вызывала предположение в его суеверности и атеизме, и епископ Ниццы, где скончался Паганини, отказал в заупокойной мессе. Только вмешательство папы уничтожило это решение, а прах великого скрипача окончательно обрел покой лишь к концу 19 столетия.
   Непревзойденный успех Паганини лежал не только в глубоком музыкальном даровании этого артиста, но и в необычайной технике, в безукоризненной чистоте, с которой он исполнял труднейшие пассажи, и в новых горизонтах скрипичной техники, открытых им. Работая усердно над произведениями Корелли, Вивальди, Тартини и Виотти, он сознавал, что богатые средства скрипки не вполне ещё угаданы этими авторами. Труд знаменитого Докателли  «L’Arte di nuova modulazione» навёл Паганини на мысль воспользоваться разными новыми эффектами в скрипичной технике. Разнообразие красок, широкое применение натуральных и искусственных флажолетов, быстрое чередование пиццикато  с арко, удивительно искусное и разнообразное применение стаккато, широкое применение двойных нот и аккордов, замечательное разнообразие применения смычка, сочинения для исполнения на струне соль, посвященная сестре Наполеона, княгине Элизе Бачокки «Любовная сцена» на струнах ля и ми — всё это приводило в удивление публику, знакомившуюся с доселе неслыханными скрипичными эффектами. Паганини был настоящим виртуозом, обладавшим в высшей степени яркой индивидуальностью, основывая свою игру на оригинальных технических приёмах, которые он исполнял с непогрешимой чистотой и уверенностью. Паганини обладал драгоценной коллекцией скрипок СТрадивари, Гварнери, Амати, из которых свою замечательную и наиболее любимую и известную скрипку работы Гварнери завещал родному городу Генуе, не желая, чтобы какой-нибудь другой артист на ней играл.
   Скрипка, на которой играл великий мастер, после его смерти получила имя "Вдова Паганини".
   Личность и творчество Николо Паганини вдохновляли не только музыкантов, но и кинематографистов. Об этом удивительном человеке создано несколько кинолент, в том числе и в России. Картина режиссёра Леонида Менакера «Никколо Паганини» стала одной из самых приметных премьер своего времени. И причин тому немало. Главная, пожалуй, в том, что лента, приуроченная к 200-летию знаменитого скрипача, начисто лишена холодной мемориальности. Не ограничиваясь задачей выпустить фильм к памятной дате, постановщики попытались взглянуть в прошлое непредвзято, свежим взглядом. Главную нагрузку образа в фильме несет драматический артист из Еревана Владимир Мсрян. Он играет и молодого, пылкого Паганини начала жизни, и тяжело угасающего музыканта в ее финале. Актеру удается сочленить не только звенья жизни великого скрипача, но и свести воедино полярности характера и свойств его души.
    Однако роль, которую исполняет Мсрян, по замыслу постановщиков, лишь часть образа великого скрипача. Из серии в серию будет кочевать музыкальный лейтмотив героя — легкая, свободная, чуть ироничная мелодия (композитор С.Баневич). Как и гений Паганини она не знает препятствий и границ...


  
  


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль:
запомнить